Крик

Господи, как я устал душой!
Как устал мой разум , Боже мой!
Незачем нам мир отверженных, гонимых.
— Отчего же в людях столько зла?
Почему теперь вместо Любимых —
Продавцы душевного тепла?
В жизни смысла нету и не будет,
Проповедник прав — всё суета;
Кто светлей — кто дарит радость людям,
Иль кто строит из себя шута?
Или тот, кто в подворотне бьёт баклуши,
И с бомжами пьёт на брудершафт?
Я нашёл бы родственную душу,
Да нужна ли мне эта душа?
Да нужны ли умные идеи,
Всё равно нам не построить рая на земле,
Да зачем мне тщиться, в самом деле,
О грядущем беспокоясь дне?
Радуюсь нечаянной улыбке,
Радуюсь нагретому песку,
Девушке, мышонку, птичке, рыбке,
Каждой травке, каждому цветку.
Радуюсь, как осенью на кронах
Рыжим цветом отливает медь…
Да прилечь бы мне под этим клёном,
Да под запах этот умереть.
Может, в мире станет меньше злобы,
Может, нет — но года через два
Сквозь мой нос и глаза мои оба
Прорастёт зелёная трава…
Ещё помню я, как, думая о нежном,
О высоком, плакал я навзрыд.
Незаметно, верно, неизбежно
Чувства и мечты съедает быт.
…Стану я другим, перебешусь я.
Стану я добрее. О, поверь,
Ты стучишь, я слышу, Иисусе,
Потерял я ключ, что открывает дверь!
В свой дурацкий кокон закрутился,
Пытаясь быть за всех — я против всех.
Может мне помочь самоубийство,
Но самоубийство — это грех.
Кто-то придёт,
Кокон порвёт?